Из рассказа командира отряда, Стахова Андрея Викторовича, о деятельности поискового отряда «Красная гвоздика» поселка Кневицы Демянского района Новгородской области:
"В мае 1998 года отряд снова работал на перегоне Выдерка-Лычково. После окончания поисков мы вернулись домой и узнали, что обнаружено большое санитарное захоронение в деревне Грязная Новинка. На следующий день отряд выехал туда. После недолгих поисков нам удалось его обнаружить. Это были воины-десантники из 2 МВДБр (Маневренной Воздушно-десантной бригады). Они были стасканы в большую обваленную землей палатку и присыпаны землей. Подняли останки 206 человек, один медальон с истлевшим вкладышем и значок Осавиахима (Общество содействия Армии, Авиации и Химии). Среди останков солдат находились останки женщины, в личных вещах которой была пудреница и зеркало. Она была одета в форму темно-синего цвета и хромовые сапоги, вероятно, сшитые на заказ (очень маленького размера со скошенными каблуками и острым носом). Скорее всего, это была переводчица или санинструктор. В находившемся рядом блиндаже было большое количество лошадиных костей, как потом удалось узнать из воспоминаний участников Демянской десантной операции – это была их основная пища, когда не было снабжения".

Примечание: никого из женщин в списках безвозвратных потерь Управления 2 мвдбр, а также сведений об их гибели из других материалов о бригаде, нет. 2 переводчицы, служившие в бригаде, остались живы. Судя по одежде, на медсестру погибшая не похожа. Поскольку ни один из погибших не установлен, однозначно утверждать что это захоронение воинов 2 мвдбр нельзя. Место базирования раненных бойцов 2 мвдбр в марте 1942 г. было южнее д. Заболотье 1 км, т. е. в нескольких километрах от места находки. Возможно это воины 215 и 216 олб, 645 сп 202 сд, атаковавшие  Грязную Новинку в период 5-15.03.1942 г., и понесшие при этом потери.

По воспоминания красноармейца минометного взвода 3 роты 4 пдб 2 мвдбр Конягина Владимира Александровича, перед отправкой бригады в немецкий тыл, у них забрали красноармейские книжки и солдатские жетоны, чтобы немцы не смогли опознать десантников. Вероятно поэтому и не удалось установить ни одного из погибших. Кроме того, по его воспоминаниям, когда начались основные потери - с 17 марта 1942 г., бойцы были уже сильно вымотаны и устали, обморозились и почти не спали несколько дней, голодали, едва передвигались. Погибших и раненных, не могущих самостоятельно передвигаться, оставляли на месте гибели (ранения), захоронений не производили, сил на это не было. Вероятно из раненых, при возможности, забирали и эвакуировали только офицеров и политработников. 

Санитарный взвод 2 мвдбр не перешел охраняемую автодорогу Заболотье-Горелое Березно 17.3.1942 г. вслед за основной частью личного состава бригады, и не мог оказать медицинскую помощь раненым в районе с. Лычково 18-20.3.1942 г., она оказывалась только санитарными отделениями батальонов, состоявших из батальонного врача и 7-8 санинструкторов и санитаров. Санитарный взвод бригады, находясь в 1 км. южнее д. Заболотье, мог оказать помощь только раненым в районе д. Заболотье 16-20.3.1942 г., из которых способные передвигаться самостоятельно (легкораненые) были отправлены своим ходом на лыжах в д. Свинорой по тому же маршруту, по которому бригада заходила в тыл, а тяжело раненые, не способные двигаться самостоятельно, были сданы в действующий севернее д. Заболотье ППМ 660 сп (660 гаубичный артиллерийский полк ?).

Вероятно реальные захоронения части погибших, которых могли вытащить из зоны боестолкновений, и которые умерли от ран не на поле боя, производились только в д. Лонна, когда 2 мвдбр атаковала с. и ст. Лычково со стороны д. Лонна, находясь на территории, контролируемой КА, в период 20-30.03.1942 г. Основная масса погибших десантников в период нахождения в тылу врага 13-20.03.1942 г., осталась на полях боев в районе д. Заболотье и с. Лычково незахороненными, т. к. эта территория оставалась под контролем немцев до апреля 1943 г. Сведения о погибших в списках захоронений с. Лычково и д. Заболотье (перенесено в д. Кневицы) - вероятно из списков безвозвратных потерь, а не из солдатских медальонов.

Списки захороненных в братских могилах Демянского района Новгородской области:

http://demyansk.novreg.ru/history/zahoroneniya/

Погибшие и похороненные в братских могилах Демянского района Новгородской области. Село Лычково Демянского района:

https://pomnirod.ru/materialy-k-statyam/%D0%B7%D0%B0%D1%85%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C/%D0%B4%D0%B5%D0%BC%D1%8F%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BC%D1%83%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%BF%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%80%D0%B0%D0%B9%D0%BE%D0%BD1/%D1%81%D0%B5%D0%BB%D0%BE-%D0%BB%D1%8B%D1%87%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BE-%D0%B4%D0%B5%D0%BC%D1%8F%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%80%D0%B0%D0%B9%D0%BE%D0%BD%D0%B0.html

 

 

Галина Гарибян и отряд *Искатель*, г. Энгельс Саратовской области: 

В Центральном Архиве Министерства Обороны мы нашли списки воинов бригады, погибших и числящихся по донесениям, захороненными у станции Лычково. Но от своих земляков мы знали, что фактически захоронений не было. Десантников, как рассказывали нам ветераны,  хоронили в снегу, который в марте 1942 года был  глубиной более метра. Надеялись возвратиться и захоронить товарищей, но сами погибли или получили ранения. Так и остались солдаты в лесу вдоль дороги у отметки 409. Растащили останки кабаны и волки, которых много было в тех местах. Корни деревьев  разорвали солдат и разметали по полянам, люди не пощадили бойцов. Наплевали на память и человечность и не захоронили наших земляков, которые со студенческой скамьи, практически без подготовки, ушли в бой и погибли у станции Лычково. Да и мы пришли слишком поздно, но всё-таки  пришли в Лычково в 2015 году. Пришли сами, такова уж судьба у отряда «Искатель» из города Энгельса, идти туда,  куда  зовёт голос совести.

В 2015 году мы прибыли в Лычково, поставив в известность командира Демьянского поискового объединения и получив  разрешение на работу в Новгородской экспедиции «Долина». Договорились с администрацией  посёлка и получили разрешение на работу на территории вдоль железной дороги у отметки 409.

Поставили лагерь, и пошли в разведку. Местные поисковики уговаривали нас работать на высоте, там посуше и полегче, но мы упорно шли в район, откуда пошёл в атаку 4-й батальон бригады в двух км от станции Лычково. И не ошиблись.

 В первый же день пока ребята вели разведку справа от железной дороги, я присела на бугорок на краю поляны у «китайских казарм». Так местные называют это место, и  стала слушать ветер, лес, птиц. Хотите верьте, хотите нет, но явно услышала крики и выстрелы в лесу за насыпью по другую сторону от дороги. Мы дошли, это я знала точно. Позвала ребят, перекусили и пошли через заросли к железке, через неё. Потом опять продирались через кустарник, преодолели ручей и вошли в лес. Вышли чётко туда, где лежали ребята.

 Практически сразу нашли первые останки, стали поднимать, рядом другие, потом ещё и ещё… Проверили окопы-там солдаты, рядом ещё в окопе, неподалёку ещё… Больше мы не искали, просто поднимали солдат, собирали верховых, выбирали из ботинок кости ног, собирали осколки черепов, позвонки, рёбра… Солдат уносили в лагерь, а ботинки захоронили в яме.

Пока ребята работали на раскопах, я искала очевидцев тех боёв, понимая, что надежды найти их очень мало. Но и тут нам повезло. Встретили мы одного бодренького дядечку, его стариком назвать трудно. Он рассказал, как  в 1942 году, когда было ему всего 7 лет, видел, как из леса  появились, словно белые тени, наши лыжники. Подойти к ним не позволил командир. Лыжники  построились, выслушали приказ командира, сняли лыжи и, как тени, растворились в лесочке, ушли в сторону станции, до которой от края деревни было  не более километра.

 А потом начался бой, который гремел до вечера. К вечеру всё стихло, деревня замерла в ожидании…  А вот и они показались, только было их всего восемь человек, причём, двоих товарищи  вынесли на себе. Связали лыжи, положили раненых и ушли, будто их и не было. Что стало с другими, он не знал, мог только догадываться.

 Это был наш 2-й батальон. Погибли ребята у станции Лычково и на улицах самого посёлка. Потом уже, когда сошёл снег, по приказу фашистов их собирали и сбрасывали в воронки в районе пакгауза, где бой был особенно сильным. Находили на огородах и тайком хоронили там же. Лежали они на поле под кочками и часто дети натыкались на них.

 Оружие десантников растащили по домам и играли им в войну уже много позже. А на станции появилось два  памятника: один воздвигнут в память детишек из Ленинграда, эшелон с которыми был разбомблён на станции Лычково. А второй - в память о десантниках, погибших у Лычково. На мемориале имена захороненных воинов, а они сами по всей деревне и в окрестностях лежали не захороненными. 

Совсем недавно был создан в Лычково поисковый отряд, который занялся поиском воинов, но ищет он в основном в самом посёлке, а в лес мы пошли первыми.

В той экспедиции подняли мы останки 70 бойцов, а может и больше, как учесть, если от солдат остаётся очень мало останков. Подняли медальон. И дали слово возвратиться обратно в Лычково в 2016 году.

 Возвратившись из экспедиции начали работу со списками воинов бригады, погибших у станции Лычково.

 http://iskateli64.ru/poiskovaya-rabota/soldier-prowd?view=entry&id=45

 

 

 

 

   

 

 

с. Лычково

 

с. Лычково

 

с. Лычково

 

с. Лычково

 

д. Лонна

 

д. Кневицы (перезахоронение, в. ч., из д. Заболотье, д. Грязная Новинка)

 

д. Кневицы. На снимке виден командир поискового отряда *Красная гвоздика*, пос. Кневицы - Матвеев Валерий Алексеевич (скончался 9.05.2009 г.)

 

д. Кневицы

 

д. Кневицы

 

с. Лычково. Отдельные памятники воинам 2 мвдбр (без захоронений)

 

 

 

 

 

 

 

123