Штаб ВДВ КА

                                                                                                                                                             Вх. № 6298 от 30.10.1942 г.

                                                                                                   Начальнику штаба ВДВ КА генерал-майору авиации тов. Ионову

 

По прибытии из госпиталя и вступления в командование бригадой Василенко и меня, согласно приказа Военного Совета ВДВ КА от 22 апреля 1942 г., нами был представлен в Военный Совет ВДВ КА подробный доклад о подготовке и об итогах боевых действий бригады на Северо-Западном фронте в тылу окруженной 16 немецкой армии, где были изложены ряд уточненных данных и сделаны выводы. Этого доклада в настоящем материале нет. Копии тоже отсутствуют – в связи с убытием бригады на фронт. Повторить эти выводы в настоящее время затруднительно, поэтому я ограничусь отдельными замечаниями.

Важность задачи по овладению Лычково

Значение укрепленного пункта Лычково в оборонительной системе северо-западной группировки окруженной 16 армии заключалась в следующем:

1. Лычково являлось опорным, сильно укрепленным пунктом на стыке двух оборонительных районов, границей которых была река Полометь.

По реке Полометь проходила сильная оборонительная полоса, правый фланг которой примыкал к Лычково. Лычково открывало путь на юг, давало возможность бить оборонительную линию во фланг, откалывая западную группировку немцев.

2. Лычково являлось, кроме вышеуказанного, крайней точкой на участке железной дороги Беглово-Лычково, занятого немцами. Нахождение этого участка в руках немцев не давало возможности восстановить железную дорогу на Старую Руссу и ставило в условиях весенней распутицы под угрозу снабжение наших западных армий.

Падение Лычково, как опорного пункта, влекло за собой ощущение (занятие) этого участка железной дороги – этого требовала обстановка.

Таким образом, операция по занятию Лычково являлась важным звеном не только в уничтожении окруженной 16 немецкой армии, но и в обеспечение дальнейшего наступления наших армий на Старую Руссу. Поэтому важность задачи по овладению Лычково должна была проводиться по детально разработанному плану, как по обеспечению операции, так и по взаимодействию, ибо эта задача могла быть решена в тесном взаимодействии с частями, действующими с фронта, отсутствие этого и непродуманность операции в целом, как вышестоящим органом управления, так и командованием бригады, явилось одной из серьезных (причин), причем повлиявших отрицательно, на успешное выполнение задачи.

Некоторые вопросы подготовки бригады

Бригада с момента формирования имела на подготовку, за вычетом времени на перебазирование из ПРИВО (Зельман) в МВО (Ступино), четыре с половиной месяца.

По огневой подготовке: - были отработаны 1 и 2 упражнения. Весь личный состав имел по два прыжка, некоторые по три, совершенные в зимних условиях, с полной выкладкой, упаковкой и выброской грузов, только с решением тактических задач.

Политико-моральное состояние личного состава было здоровое. Весь контингент, не годный к службе в ВДВ, был из бригады отсеян. К моменту получения боевого приказа об убытии в распоряжение командующего СЗФ, бригада, в основном, была готова к боевым действиям, как десантная.

Недочеты в подготовке. Исключительно слабым местом оказалось отсутствие должных навыков у значительной части начсостава в ориентировке ночью на незнакомой местности, мало готовили себя лично, а также свои подразделения к действию в таких условиях. В результате имела место потеря ориентировки, розыски и ожидания друг друга, что, несомненно, отразилось на выполнении задачи в срок, согласно приказа.

Наиболее характерными в отношении потери ориентировки явились 1 и 3 батальоны, где находилась значительная группа штаба и управления бригады во главе с начальником 1 отдела майором Барыниным и начальником политотдела – батальонным комиссаром Муллиным, когда находясь на болоте Щекочий Мох и Темненькое, ошибочно считали, что находятся у озера, что севернее 1 км. Весики, и взяли азимут на Заболотье, направились на север, фактически очутились в направлении Замошки. Потеря ориентировки привела к задержке их прибытия к указанному сроку более чем на сутки.

И особенно характерный случай с 3 батальоном.

О действии 3-го батальона – 16.3.42 г. 2.3, и 4 батальонам была поставлена задача на атаку Лычково на рассвете 17.3.42 г. 1 и 4 батальоны в это время находились южнее 1 км. дер. Заболотье, 3 батальон 1,5 км. Получив задачу, командир 3-го батальона капитан Щеглов примерно в 15-30, договорившись о взаимодействии с командиром 1 батальона, направился в расположение своего батальона, который к этому времени уже стоял в боевой готовности на лыжах для выступления, но капитан Щеглов свой батальон до утра не нашел, а утром (17.3.42 г.) пройти это место без боя уже нельзя было, все спецподразделения во главе с командиром бригады, которые должны были следовать за 3 батальоном, ввиду вышеуказанных причин, тоже задержались, и своевременно также не выступили, в то время как 1 и 4 батальоны ушли для выполнения задачи по атаке Лычково, ввязались в бой, поддержки от 3-го батальона не получили – находились фактически без управления и, понеся потери, отошли. В дальнейшем это привело к тому, что батальоны собирались 3 суток, продолжая оставаться в лесу без питания, что еще больше ослабило боеспособность людей. Атака Лычково бригадой (не в полном составе) состоялась на 3-е суток позже, когда боеспособность была сильно понижена.

Дальнейшие действия 3 батальона – как указано выше, в назначенный срок не выступил и пройти на утро без боя это место уже нельзя было (в то время, как накануне 1 и 4 батальоны прошли почти незамеченными). 17 числа 3 батальон в полном составе с двумя ротами 4-го батальона, батареей минометного дивизиона атаковал Заболотье, имея некоторый успех. Ворвался на окраину Заболотье, его не закрепил, в беспорядке отошел и, вместо того, чтобы выполнить приказ командира бригады о действии на Лычково, за бригадой не пошел и вышел обратно (по маршруту, где бригада проходила линию фронта).

О специфике действий в зимних условиях.

1. В той конкретной обстановке, в которой действовала бригада не парашютным десантом, а маршем на лыжах при морозе 30-35 градусов в лесу, где зачастую приходилось саперам прокладывать путь, чтобы иметь возможность протолкнуть волокуши и боеприпасы на лыжных установках. Загрузка бойцов оказалась не реальной, бойцы были мало подвижны, быстро уставали, что отразилось на боеспособности бригады в целом.

При действиях в такой обстановке допустимо.

1. Минометы 82 м/м, а также ружья ПТР брать 50 %, чтобы иметь возможность части людей взять необходимое количество боеприпасов, а также менять расчеты для быстрейшего продвижения. А затем, по мере продвижения к району боевых действий, тяжелое оружие выбрасывать дополнительно.

2. Волокуши в этих условиях оказались не пригодными. В глубоком снегу застревали и с трудом еле проталкивались вперед, в дальнейшем, по мере продвижения, большинство их пришлось бросить, в том числе и часть мин, находившихся на них.

Вместо волокуш лучше иметь сани (сколоченные полозья), они лучше проходимы в снегу, не так застревают. Также и лыжные установки для минометов оказались непригодными (тяжелы и непроходимы в лесу). Минометы были сняты, их пришлось нести на себе.

3. По мере приближения к противнику, разжигать костры не удавалось, обогревание же людей необходимо, костры лучше разжигать днем, принимая меры к их маскировке (конкретно какие шалаши и способы их укрытия – отдельно).

Разведка – Разведрота бригады была сильная, как по своему составу, так и по подготовке, однако ее использование было неудачное, что просто вызывает удивление. Так, с самого начала выступления бригады, разведрота была по взводам придана батальонам, в то время, когда в этом не было необходимости, разведывательные взводы батальонов бездействовали, а когда подошли к решающему моменту – к намеченному для атаки Лычково, никакой реальной разведки по существу не велось, 1 и 4 батальоны ввязались в бой без всякой разведки. Никаких данных о составе, силе, оборонительных сооружениях Лычково бригада не имела.

По моим соображениям, разведрота должна находиться в руках командира бригады, ее использование должно идти на бригаду.

Внезапность: Преимущество решения поставленной задачи путем перехода линии фронта на лыжах для парашютного десанта заключалась в том, что в этом случае бригада должна была держаться компактно, в то время когда при парашютном сбрасывании требуется время на сбор, тем более учитывая опыт, неточность выброски со стороны летного состава, но как убедились, ввиду вышеуказанных причин, батальоны друг от друга оторвались, компактного действия не было, единого кулака не получилось и бригада пришла к цели – объекту атаки с измотанными и не вполне боеспособными людьми и не в полном составе.

Вышеуказанное преимущество – элемент внезапности, было потеряно.

Таким образом, все вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы.

Наиболее характерными моментами, отрицательно повлиявшими на выполнение задачи, по моему мнению являются:

1. Значение и серьезность задачи по овладению Лычково требовала более серьезной ее организации со стороны фронта, особенно вопросы взаимодействия с частями, действующими с фронта. до выхода из тыла мы не знали, что действуем с 34 армией и группой “Москва” (фамилию Берзарин – командарма 34 армии) – узнали из сброшенного вымпела 19.3.1942 г.

2. Непродуманность операции в целом. Задача менялась несколько раз на ходу, когда части уже были в движении, а поэтому ряд вопросов (задач) до батальонов доведены не были. Совершенно не были продуманы вопросы снабжения бригады в тылу, что привело к 5-и суточному голоданию всего личного состава.

3. При разработке задачи мы недоучли специфику действий в зимних условиях, нагрузку бойцов. Расчеты были на движение 10-15 км. в сутки, а фактически расстояние 28-30 км. тянулось 8 суток. Важнейший вопрос, как разведка, совершенно был упущен.

4. Плохая подготовленность большей части комначсостава к движению и вождению войск в зимних условиях на незнакомой местности в тылу врага.

Нельзя не отметить недостаточную сплоченность штаба по управлению частями по ряду причин (штаб был предоставлен сам себе, его подготовкой и сколоченностью никто не интересовался), а роль командира бригады в этом случае (подготовке своего штаба) имела немаловажное значение, но беда в том, что он им не интересовался.

На общем фоне имевшихся недочетов надо отметить, что бригада показала свою способность к действию в зимних условиях в тылу врага. Личный состав показал исключительную выносливость. Действуя в таких условиях без отдыха и почти без сна в течении 9-ти суток, из них 5-6 суток без пищи.

Несмотря на это, как весь период, так особенно при атаке Лычково – и прорыве обороны противника, основная масса бойцов и командиров вели себя смело и мужественно, как подобает бойцу-десантнику.

За доблесть и мужество 70 человек бойцов, командиров и политработников приказом Военного Совета СЗФ награждены орденами и медалями Союза ССР.

 

Старший батальонный комиссар                   Ратнер

123