Лизнев Сергей Григорьевич, родился 22.12.1923 г., сержант, командир стрелкового отделения 2 взвод 1 рота 4 пдб 2 мвдбр - проходя службу в 6 гв. сбр., гв. сержант, командир отделения ПТР Лизнев С. Г. 16.09.1942 г. попал в окружение в районе г. Нальчик и был пленен. Освобожден из плена 27.03.1944 г. 6 Армией. С апреля 1944 г. воевал на 3 Украинском фронте. В апреле 1945 г. – ефрейтор, наводчик расчета 120 мм. миномета батареи 120 мм. минометов 189 гв. сп 61 гв. сд 3 Украинского Фронта. Демобилизовался 5.02.1947 г. в звании сержант. Родился в д. Ковыловка Лысогорского района Саратовской области. Работал в городе Саратов на заводе «Им. Ленина» волочильщиком. 27.09.1941 г. добровольцем ушел на фронт, впоследствии стал старшиной пехоты. Воевал на СЗФ, Северном Кавказе, Украине, Молдавии, Румынии. Был в окружении, после чего попал в плен, бежал и продолжал воевать до Победы. Были ранения. Войну окончил в Румынии в 1945 г. После ВОВ работал механизатором, бригадиром тракторной бригады в колхозе, д. Ковыловка Лысогорского района Саратовской области. Умер 14.04.2003 г.

 

Лизнев Сергей Григорьевич

Лизнев Сергей Григорьевич

 

Лизнев Сергей Григорьевич

 

Лизнев Сергей Григорьевич

 

Представленное ниже письмо с воспоминаниями Лизнева Сергея Григорьевича было адресовано в 1980-х годах бывшей переводчице 1 пдб Садыкер (Матюхина в девичестве) Вере Петровне, которая готовила материалы для книги об истории 2 мвдбр. Подготовка и опубликование материалов по 2 мвдбр было трудным делом, учитывая отсутствие литературного опыта, известности и связей в издательствах. Для подготовки, написания и издания книги о 2 мвдбр предполагалось воспользоваться опытом и связями, известностью Самарского писателя и исследователя Толкача Михаила Яковлевича, который написал книгу о 1 мвдбр, участвовавшей в "Демянской" десантной операции совместно со 2 мвдбр, пользовался авторитетом среди ветеранов тех событий и проявлял интерес к истории 2 мвдбр. Во 2-й половине 1980-х г. - начале 1990 х. г. Садыкер В. П. направила почтой собранные и подготовленные материалы, в т. ч. ниже представленное письмо, по 2 мвдбр Толкачу М. Я. В итоге книгу об истории 2 мвдбр "Мы этой памяти верны", написанную ветеранами 2 мвдбр Жарковым Александром Петровичем и Садыкер Верой Петровной, удалось издать небольшим тиражом в 250 экземпляров в 2000-м году в Приволжском книжном издательстве сыну Жаркова А. П. - Жаркову Валерию Александровичу, на личные средства. Жарков А. П. и Садыкер В. П. смогли написать книгу по 2 мвдбр быстрее, чем Толкач М. Я., который смог заняться её написанием только в 2000-м году, когда книга была уже напечатана. Материалы по 2 мвдбр, посланные Садыкер В. П. и другими ветеранами Толкачу М. Я., были сданы последним в составе архива Толкача М. Я. в Самарский государственный архив, где и хранятся в настоящее время.

Самарский государственный архив, фонд № 3886, опись № 1, Толкач М. Я., д. 182. 

 

Воспоминания гв. старшего сержанта Лизнева Сергея Григорьевича

 

Выгрузились в Выползово. Наготове были парашюты. На аэродроме стоит самолет, выстроены бойцы, перед нами парашюты. Ждем команду: надеть парашюты. Вдруг команда: ”Отставить, сдать парашюты, распаковать лыжи !”. Нас посадили на машины. Ехали ночь, под утро разгрузились, одели лыжи. К вечеру пришли в деревушку, вся разбита. Домика три-четыре целы, здесь расположился госпиталь, раненых полно, все забито ранеными.

Мы расположились в сарае, сварили горох-концентрат, поели и немного передохнули, спать нет времени, надо вперед. На зорьке отправились дальше на лыжах. Двигались друг за другом по одной лыжне.

Командир 4 батальона Носиков (майор Носиков Андрей Григорьевич) – небольшого роста, черненький, подвижный, суровый на вид, несколько раз говорил нам: “Ну, как, ребята ? Двигайтесь, не стойте, берегите ноги, не поморозьте !”

Двигались днем и ночью. Научились спать стоя на лыжах. Не спим уже трое суток. Командир взвода мл. лейтенант Рулев (Рулев Анатолий Андреевич) – небольшого роста, белокурый, подвижный, он очень внимательный, обстрелянный командир, еще на границе приходилось сражаться. Всегда давал толковые советы своим подчиненным.

В один из боевых дней сражения с фашистами сильно была ранена наша переводчица Верочка-“маленькая”, ведь у нас в бригаде было всего две девушки, так их и звали Верочка “маленькая” и Верочка “большая”. Маленькая Верочка была ранена в ноги, пришлось нашему отделению возить в мешке на волокуше, сбитой из лыж и тонких бревен, устланных еловыми ветками. Тяжело ей было раненой среди мужчин, а “большая” находилась при 1 батальоне и не знала, как ее подружке было тяжело в эти морозные дни под выстрелами с ранеными ногами.

Вышли на исходное место. Команда окопаться, а снег мартовский – таять начал, а ночью замерзал – твердой коркой покрыт, руками не возьмешь. У меня была одна лопатка, вот ею и окопалось все отделение, как могли. Командовал в этот момент капитан Лаптев и ком. взвода мл л-т Сметанин (Сметанин Виктор Павлович). (описывается наступление 2 мвдбр 29.03.1942 г. на станцию Лычково Ленинградской (с 1944 г. – Новгородской) области).

На восходе солнца ударила наша артиллерия, била по станции, а нам было приказано наступать на водонапорную башню. Оборона немцев была крепкая, особенно под насыпью железной дороги.

В этом бою многие ребята полегли смертью храбрых: Сорокин Саша (Сорокин Николай Алексеевич), Постнов Саша (Постников Александр Григорьевич), Карчевский Тимофей (Корчевский Тимофей Николаевич). Рядом со мной погиб и капитан Лаптев. Остались мы вдвоем с Камеским Михаилом (Каменсков Михаил Яковлевич).

Лежа за столбом, повернуться было нельзя: снайпер вел беспрерывный огонь. Слева от меня в воронке лежал мл. л-т Сметанин, но потом видимо его снял снайпер, больше я его не видел. Отошли поздно вечером.

30 марта 1942 г. солнце грело по-весеннему. Мы шли пешком, под ногами было сыро. Пришли в село Подолы, это только название осталось, а от села остались одни стены только от кирпичных зданий, а деревянные здания все сожги фашисты. Почти весь апрель простояли во втором эшелоне, затем перед самым праздником нас отправили вновь в Ступино на переформирование бригады.

……………………………….

Запомнился день 16 сентября 1942 г.

Боевые действия 4 гв. отдельного стрелкового батальона 6 гв. сбр 10 гв. ск Северной группы войск Закавказского фронта в районе высоты 113 Моздокского района Орджоникидзевского края (район станицы Ищерская) – в настоящее время Республика Северная Осетия-Алания.

16.09.1942 г. немцы начали контратаку на позиции 10 ск в районе станицы Ищерская, бросив в бой около 200 танков 2-х танковых армий с пехотой. Из-за рельефа местности (ложбина) большая часть этих танков направилась на позиции 4 стрелкового батальона 6 гв. сбр и буквально втоптала личный состав батальона в землю. Остатки батальона попали в окружение, но в течении суток батальон смог вырваться из окружения. Часть личного состава попала в плен, часть вырвавшихся из окружения по приговору военного трибунала была расстреляна и приговорена к ИТЛ.

Фрагмент стихотворения “Память” ветерана 2 мвдбр Калякина Петра Дмитриевича, сержанта, командира пулеметного отделения 1 пдб 2 мвдбр/6 гв. сбр, описывающего тот бой:

"Вспоминаем теперь как кошмарнейший сон, как однажды совсем спозаранку, был почти целиком в землю вмят батальон, гусеницами вражеских танков. Как взывали оттуда: огонь на меня, вражьим танкам все счет потеряли. Бились насмерть в бушующем море огня. Не пустили ! Рубеж отстояли !”

Разведка донесла, что немец сконцентрировал до ста броне единиц. В это время бригада занимала оборону по хлопчатнику в бурунах (волнообразные песчаные бугры). Весь день в воздухе висела “Рама” – самолет разведчик.

Окопы были вырыты не глубокие, руки болели от рытья, хотя все знали, что окопы спасают жизнь бойцу.

К вечеру, часам к четырем, показались танки противника. Они зашли справа по фронту, шли в направлении отделения совхоза. Загорелись дома. Один танк отделился и шел на мое отделение, командую: - “Кольцевой огонь по танку !”. Не успел сделать несколько выстрелов, как расчет был накрыт огнем противника. Многие погибли от огня, второй расчет также был выведен из строя.

Погибли 16 сентября гв. ст. сержант Корчевский Петр (Карчевский Петр Николаевич, остался жив), гв. мл. сержант Козлов Алексей Е. (Козлов Алексей Ефимович), гв. сержант Агапов Алексей (Агапов Алексей Иванович, вероятно остался жив), гв. красноармейцы Смыслов Николай (Смыслов Николай Федорович, остался жив), Егоров В. В. (Егоров Владимир Васильевич), гв. мл. сержант Нелько Иван (Ненько Иван Тихонович) – все они саратовцы.

Танк ползет все ближе ко мне, сердце сжимается, приготовил гранату. Танк подходит и проходит мой окоп. Окоп обваливается, привалило меня здорово, не могу вытащить ногу. Лежу. В голове мелькают мысли: моя деревня, отец, мать, братья, сестра, вся моя жизнь пробегает в мои 18 лет. Все тропинки, пройденные за всю жизнь и вдруг чувствую удар в каску, второй, третий. Из люка танка вижу фашиста, направляет пистолет на меня. Я вылезаю из окопа с помощью гв. кр-ца Безрукова Вас. Вас., из Курской обл.  

Передо мной стоит группа наших ребят из Александра Воронина, Федора Жура, Михаила Петухова. Я не понимаю в первые минуты, что со мной происходит. Жду смерти, немец орет что-то по-немецки и показывает рукой – вперед. Я подхожу к своим ребятам, оказывается - мы стали пленными.

Ночь провели в сарае под охраной. Кругом танки, самоходки, а утром погнали нас, как скот в тыл. Гуляеву удалось одному сбежать. Больше Николая Гуляева мы не видели. Мы с Каменским тоже попытались сбежать, но неудачно. Нас задержали, пригрозили расстрелять. Отправили в лагерь. Целый год гоняли из одного лагеря в другой. Были в Георгиевске, Керчи, Мелитополе, Мариуполе, Запорожье, с. Васильевка. В лагере свирепствовал тиф, ежедневно пачками вывозили покойников.

Трудно описать пережитое в плену: непосильный труд, голод, избиение … Находимся в Николаевской области, с. Матвеевка. Жительница Петрик Пелагея Григорьевна мне помогла вырваться из плена, из лагеря. Полгода укрывала меня, подвергаясь большой опасности. Укрывала меня до прихода наших. Вот есть хорошие люди. Я до сего времени очень благодарен ей. Переписываемся с Пелагеей. Она была у меня дома, ездил и я с женой к ней, до сих пор переписываемся с ней.

После освобождения я вновь вернулся в армию и стал сражаться до последних дней с фашистами.

Освобождая Румынию, вышли на границу Болгарии, затем на границу Югославии. Здесь было очень много погибших, растерзанных фашистами партизан. Мы в вечернюю пору, проходя Белград в парадном строю, прошли перед гробами партизан, как бы давая клятву – отомстить за их смерть.

В апреле 1945 г. началось наступление на границе Австрии. Здесь мы встретили сопротивление, но не надолго. Австрийцы уже кричали “Гитлер капут”. В окнах домов выбрасывали белые флаги, флаги капитуляции. Здесь мы, солдаты, поняли уже, что близок конец войны.

Начался обратный путь, без выстрелов, по мирной дороге до Румынии. В Румынии пришлось служить до 1947 г.

Вернулся домой, и опять для меня начался фронт, но фронт трудовой. Убирать и сеять хлеб в совхозе пришлось главным образом нам, вернувшимся с фронта, с войны. Как много пришлось оставить на полях боя соотечественников.

123